+7 916 159 4276 alexander@krasnov.tv

Экзистенциальная фрустрация

Стремление человека к смыслу также может быть фрустрировано, и в таком случае логотералия говорит об «экзистенциальной фрустрации». Термин «экзистенциальный» мы будем использовать в трех значениях: для обозначения 1) самого существования, т. е. специфически человеческого способа бытия; 2) смысла существования; и 3) стремления к отысканию конкретного смысла в личном существовании, т. е. воли к смыслу.

Экзистенциальная фрустрация также может привести к неврозу. Для этого типа невроза логотерапия изобрела термин «ноогенный невроз», в отличие от невроза в обычном смысле этого слова, т. е. психогенного невроза. Ноогенный невроз происходит не в психологической, но, скорее, в ноологической сфере (от греческого «ноос», означающего разум, дух, смысл) человеческого существования. Это еще один логотерапевтический термин, обозначающий нечто, принадлежащее к «духовному» ядру человеческой личности. Следует, однако, иметь в виду, что в контексте логотерапии понятие «духовный» не имеет первично религиозной коннотации, но относится к специфически человеческой сфере духа.

Ноогенные неврозы

Ноогенные неврозы возникают не из конфликтов между влечениями и сознанием, но, точнее, из конфликтов между различными ценностями: другими словами, из моральных конфликтов, или, говоря более обобщенно, из духовных проблем. В числе таких проблем экзистенциальная фрустрация часто играет большую роль.

Вполне очевидно, что в случае ноогенных неврозов соотвествующей и адекватной терапией оказывается не терапия в обычном смысле, но, скорее, логотерапия — терапия, которая, затрагивает духовное измерение человеческого существования.

Действительно, «логос» по-гречески означает не только «смысл», но и «дух». Духовные явления, такие как стремление человека к осмысленному существованию, равно как и фрустрация этого стремления, трактуются логотерапией в духовных терминах. Они принимаются с искренностью и серьезностью, вместо того чтобы прослеживать их до бессознательных корней и источников, т. е. трактовать в терминах инстинктов.

Если врач не умеет отличить духовное измерение от инстинктивного, может возникнуть опасная путаница. Позвольте мне привести пример. Высокопоставленный американский дипломат явился в мою клинику с тем, чтобы продолжить психоаналитическое лечение, начатое им лет пять назад в Нью-Йорке. Прежде всего я спросил его, почему он решил, что ему необходимо проходить психоаналитическое лечение, какие причины вызвали необходимость его анализа. Оказалось, что пациент был неудовлетворен своей карьерой и считал невозможным соглашаться с американской внешней политикой. Его аналитик, однако, говорил ему снова и снова, что он должен примириться с его отцом, потому что правительство США, а также его начальники были ничем иным, как воображаемыми образами его отца, и, следовательно, его неудовлетворенность работой была обусловлена его затаенной ненавистью к отцу. В ходе анализа, длившегося пять лет, пациент все больше и больше склонялся к тому, чтобы принять интерпретации аналитика, пока, наконец, не потерял способность видеть лес реальности за деревьями символов и образов. После нескольких интервью стало ясно, что его потребность смысла жизни была фрустрирована его профессией, что в действительности он хотел бы найти какую-нибудь другую работу. Поскольку не было причин не отказываться от его профессии и не заняться поиском новой работы, он так и поступил, и это принесло благотворный результат. После этого прошло больше пяти лет, и все это время он остается вполне довольным своей новой профессией.

Я не думаю, что в этом случае я вообще имел дело с невротическим состоянием, и поэтому считаю, что этому пациенту не нужна была никакая психотерапия, в том числе и логотерапия, по той простой причине, что он вообще не был пациентом. Не всякий конфликт обязательно невротичен, бывают конфликты нормальные и здоровые. Подобным образом и страдания не всегда патологический феномен; страдание не только может не быть симптомом невроза, но даже, напротив, может быть человеческим достижением, особенно если оно возникает из экзистенциальной фрустрации. Я решительно отрицаю, что поиски смысла существования или даже сомнение в нем в любом случае вызваны болезнью или ее порождают.

Экзистенциальная фрустрация сама по себе ни патологична, ни патогенетична. Озабоченность и даже отчаяние человека по поводу ценности своей жизни является духовным страданием, но никоим образом не психическим заболеванием. Интерпретируя первое в терминах последнего, доктор может похоронить экзистенциальное отчаяние пациента под грудой транквилизаторов, в то время как его задачей скорее является провести пациента через его экзистенциальный кризис роста и развития.

Логотерапия считает своей задачей помочь пациенту найти смысл его жизни. В той мере, в какой логотерапия добивается, чтобы пациент осознал скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. В этом аспекте логотерапия напоминает психоанализ. Однако, пытаясь сделать нечто вновь осознаваемым, логотерапия не ограничивается инстинктивными фактами в бессознательном пациента. Она фокусируется на духовных реальностях, таких как потенциальный смысл существования человека, который должен быть реализован, и его воля к смыслу. Любой анализ, однако, даже если он абстрагируется от ноологического или духовного измерения в ходе терапевтического процесса, стремится побудить пациента осознать то, к чему он действительно стремится в глубине души. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что она рассматривает человека как такое существо, главной целью которого является осуществление смысла и актуализация ценностей скорее, нежели простое удовлетворение влечений и инстинктов, простое примирение конфликтующих «оно», «я» и «сверх-я» или адаптация и приспособление к обществу и среде.

Отрывок из книги: Доктор и душа

Автор: Виктор ФРАНКЛ

Все о смысле жизни — www.Krasnov.tv