+7 916 159 4276 alexander@krasnov.tv

Дети это наше зеркало. Оскар Бренифье

Дети это наше зеркало.  Оскар Бренифье

Александр Краснов: Есть исследование психологов, которые говорят, что подростки часто начинают употреблять алкоголь, наркотики, совершать самоубийства вследствие того, что у них ощущение бессмысленности жизни. Согласны ли Вы с этим? И если да, то, что могут сделать родители в процессе воспитания детей, чтобы исключить такие ситуации?

Оскар Бренифье: У детей есть ужасная функция. Они являются нашим собственным зеркалом. Они отражение нашего существа. Я не хочу, чтобы родители чувствовали себя виноватыми, но сперва нужно спросить себя: «что ты делаешь, что позволяет подобным вещам произойти?» Конечно же, общество играет роль. Но я думаю, что у родителей есть фундаментальная ответственность за то, что происходит с детьми. Не смотря на то, что у детей уже есть какой-то свой фундаментальный характер, когда они рождаются. Это то, чему мне пришлось научиться, как отцу. Я был удивлен, насколько присутствует эта детерминация и предопределенность в детях. И затем я был опять удивлен тому, насколько на них влияет общество. Поэтому эти два параметра не под властью родителей.

Но все равно, у родителей есть фундаментальная ответственность. Я часто вижу последовательность между нехваткой сути, чего-то существенного в жизни людей, и тем, что происходит с их детьми.

Я думаю факт того, что у вас есть дети, например вместо того, чтобы быть одержимым детьми, это хороший способ, хорошая возможность помыслить о своей собственной жизни. Некоторые родители совершают ошибку, используя своих детей, как другую жизнь, чтобы не думать о своей собственной жизни. Я вижу это, как проблему.

Конечно, если у родителей есть какая-то определенная проблема с ребенком, например, у ребенка патологическое поведение, конечно с этим нужно иметь дело, это работа психолога, это не моя работа. Моя работа это то, что можно назвать «психология для здоровых людей». Если у кого-то есть действительно серьезные психологические проблемы, то ему нужно прийти к психологу. Потому что принцип позиции философской практики в том, что это философская деятельность, что означает, что люди могут размышлять. Если у кого-то огромная боль, у кого-то какая-то патология, человек не может размышлять, поэтому мы не можем работать с этим человеком.

Поэтому это важная разница между философской практикой и психотерапией. Но мы можем призвать общество о том, чтобы подумать о том, что делать, и о том, что обществу делать.

Я предложу кое-что, что я нахожу проблематичным в России. Хотя это не только здесь. Я дал пример из «Воскресенья» Толстого. Наши студенты скорее образованные, но я думаю, что никто из них не прочитал эту книгу. Таким же образом, когда я просил людей читать Чехова. У Чехова и Толстого есть преимущества. У них есть глубокое понимание человеческой природы. Сложности души, ее нужд. Но сейчас в России большинство людей не читают это.

Люди, которые жили в советском периоде, там это было немного более развито, потому что это было частью глобальной культуры. Но сейчас молодые люди знают все американские фильмы, я тоже нахожу их смешными, но они очень поверхностные. Они производят и форматируют очень подростковый тип поведения. Даже если людям 40. Я думаю, что в этом заключена проблема.

Как-то я встретил отца, который просил меня пообсуждать с его дочерью, провести консультацию с ней. Я провел с ней консультацию. Я сказал отцу, что у вашей дочери есть проблемы. Она знает только одну вещь, что она должна хорошо учиться в школе, и быть первой, выиграть соревнования. Что это за жизнь? Что там за суть в этой жизни? Сперва это очень грустно. «Я должна быть первой». Нет никакой духовной ценности, никакой интеллектуальной ценности, никакой нравственной ценности. Это очень пустая жизнь. Но я сказал отцу: «Давайте составим программу для того, чтобы у дочери появилась какая-то культура, какая-то еда для души, это было бы как доктор, который исследует кого-то, у кого, например, какие-то сильные проблемы с едой, например, нехватка каких-то витаминов». Я бы сказал, что нужно какое-то срочное употребление витаминов. Люди это понимают в отношении тела. Но не понимают это в отношении разума. И отец остановил все отношения со мной, потому что он был обеспокоен тем, что я говорил с его дочерью. И для него быть первым было достаточной моральной и духовной ценностью. И он не понимал, зачем ей нужно что-то еще. Поэтому я не удивлен.

Если говорят, например, что молодой человек совершает суицид, или начинает употреблять наркотики, у человеческой души есть нужды. Так же, как и у тела.

Найди свой смысл! — www.alexanderkrasnov.ru